Документ без названия
НАУЧНОЕ НАСЛЕДИЕ Н.А.БЕРНШТЕЙНА В СВЕТЕ СОВРЕМЕННЫХ ПРОБЛЕМ КОРРЕКЦИОННОГО ФИЗИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ ДЕТЕЙ С НАРУШЕНИЯМИ ОПОРНО-ДВИГАТЕЛЬНОГО АППАРАТА

Н.Н.Ефименко, кандидат педагогических наук, доцент

В наступній статті розглянута наукова спадщина відомого вітчизняного вченого М.О.Бернштейна, якого можна вважати засновником радянської науки про рух. Теорія рефлекторного кільця, теорія рівнів побудови рухів, теорія «сензорних координацій», примат аферентації в управлінні руховою активністю, філогенетичний підхід до морфологічної побудови нервових рівнів управління рухами, поняття «контингенту рухів», ідея багаторівневої структури управління будь-якими рухами, аналіз виникнення рухових порушень у дітей з вадами у розвитку, – можуть бути застосовані при розробці та обґрунтуванні сучасної системи корекційного фізичного виховання дітей з порушеннями опорно-рухового апарату.

Ключові слова: рухові дії, рівні побудови рухів, сенсорні координації, корекційне фізичне виховання.

В настоящей статье рассмотрено научное наследие известного отечественного ученого Н.А.Бернштейна, которого можно по праву считать основоположником советской науки о движении. Теория рефлекторного кольца, теория уровней построения движений, теория «сензорных координаций», примат афферентации в управлении двигательной активностью, филогенетический подход к морфологическому созреванию нервных уровней управления движениями, понятие «контингентов движений», идея многоуровневой структуры управления любыми движениями, анализ возникновения двигательных нарушений у детей с проблемами в развитии, – могут быть использованы при разработке и обосновании современной системы коррекционного физического воспитания детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата.

Ключевые слова: двигательные действия, уровни построения движений, сенсорные координации, коррекционное физическое воспитание.

In persisting article is considered scientific heritage known domestic scientist N.A.BERNSHTEYNA, which possible consider the founder of the soviet science about motion. Theory reflex ring, building level theory of the motion, theory " touch co-ordination", primate afferentation in management motor activity, evolution approach to morphological building nervious level management motion, notion "contingent of the motion", idea of the layered structure of management any motion, analysis of the arising the motor breaches beside children with problem in development, – can be used at development and motivation of the modern system adaptive physical education children with breaches supporting-motor.

The keywords: motor actions, level of the building of the motion, touch co-ordinations, adaptive physical education.

Среди отечественных ученых, занимавшихся исследованием различных аспектов физического воспитания детей и взрослых в норме и при патологии, особенное место принадлежит профессору Николаю Александровичу Бернштейну. В 1947 г. вышел в свет один из основных трудов Н. А. Бернш­тейна «О построении движений», который был удостоен Государственной премии. В этой книге были отражены итоги почти тридцати­летней работы автора и его сотрудников в области экспериментальных, клинических и теоретических исследо­ваний движений и высказан ряд совершенно новых идей, сохраняющих свою актуальность и сегодня. Эта работа до сих пор является тем фундаментом, на котором зиждется современная наука о двигательной активности человека (ребенка). Прежде всего, импонирует филогенетический подход исследователя к проблеме происхождения двигательной функции у человека. По мнению ученого, каждый новый приспособительный этап в развитии животного мира вызывал необходимые перестройки во всем организме новых классов и, в частности, в их нервной системе: «…Возникновение в филогенезе новой мозговой надстройки знаменует собой биологический отклик на н о в о е к а - ч е с т в о и л и к л а с с д в и г а т е л ь н ы х з а д а ч. Как будет показано ниже, это обязательно означает в то же время появление н о в о г о с и н т е т и- ч е с к о г о с е н з о р н о г о п о л я, а тем самым и появление возможности реализации н о в о г о к л а с с а и л и к о н т и н г е н т а д в и ж е н и й, качественно иначе строящихся и иначе управляемых, нежели те, которые были доступны виду до сих пор. Мы обозначаем всю перечисленную совокупность морфологических и функциональных сторон, характерных для такого нового класса движений, как очередной у р о в е н ь п о с т р о е н и я д в и ж е н и й и двигательных координаций [1, с.14]… На фоне этого факта представляется очень интересным и многозначительным, что координационные к о н т и н г е н- т ы д в и ж е н и й человека образуют точно такого же рода симультантную рекапитуляцию всей истории животных движений… Каждое из этих последовательных построений связано с очередным новым морфологическим субстратом, и каждое, как будет показано ниже, не отрицает нижележащих, более древних координационных напластований, но сливается с ними в очень своеобразный и многообразный синтез» [1, с.16]. Из данного положения вытекает филогенетический принцип построения движений у животных и человека (в нашем случае – ребенка) и, соответственно, эволюционная последовательность ступенчатости двигательной функции от элементарных, достаточно примитивных движений низших видов до высокоразвитых двигательных паттернов у человека. И здесь следует обозначить второй основополагающий принцип, открытый Н.А. Бернштейном – это принцип «сензорных коррекций». Теперь он известен более как принцип обратной связи. Именно он позволил ученому пересмотреть и усовершенствовать доминировавший в то время в научных кругах павловский принцип реф­лекторной дуги как механизма организации движений и предложить более совершенный принцип рефлекторного кольца:«…в с е в и д ы а ф ф е р е н- т а ц и й о р г а н и з м а п р и н и м а ю т в разных случаях и в разной мере у ч а с т и е в о с у щ е с т в л е н и и с е н з о р н ы х к о р р е к ц и й. Иными словами: каждому виду и качеству чувствительности доводится в свою очередь с ее основной экстероцептивной (иногда и энтероцептивной) работой, выполнять функции наблюдения за движениями собственного тела и сигнализировать о них в центральную нервную систему в порядке выполнения сензорных коррекций… Мышца, вызывая своей деятельностью изменения в движении кинематической цепи, раздражает при этом чувствительные окончания проприоцепторов sensu stricto («периферийное замыкание»), а эти проприоцептивные сигналы, замыкаясь в центральной нервной системе на эффекторные пути, вносят изменения в э ф ф е к т о р н ы й п о т о к, т.е. в физиологическое состояние мышцы («центральное замыкание»). Перед нами, таким образом, не рефлекторная дуга, а другая форма взаимоотношений между афферентным и эфферентным процессом, характеристическая для всех координационных процессов – р е ф л е к т о р н о е к о л ь ц о…». Данный принцип, известный сегодня как принцип «обратной связи», позволяет нам сформулировать собственное положение применительно к системе коррекционного физического воспитания детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата (ОДА). Его можно условно назвать принципом афферентационного примата, т.е. первоочередности, главенства афферентных чувствительных потоков, которые возникают во всей своей функциональной состоятельности, главным образом, при осуществлении движении определенного уровня эволюционной сложности. Таким образом, выходит, что без кинетики нет афферентации, а без нее, в свою очередь, невозможна эфферентация, т.е. координация осуществляемым двигательным актом. Это означает, что даже при наличии достаточно тяжелых двигательных нарушений у детей педагог должен создавать такие двигательно-игровые условия, которые бы позволили ребенку с нарушениями ОДА, все же, осуществлять в той или иной мере необходимый паттерн движений. Такой специфический подход обозначен нами как принцип принудительной афферентации. Таким образом, для двигательной реабилитации имеют значения две основные позиции: во-первых, увеличение проприоцепции постепенно вовлекаемых в активную работу мышц и, во-вторых, улучшение качества проприоцептивной импульсации за счет вовлечения в ее потоки дополнительных информационных ресурсов: тактильных, кинестетических, температурных, вестибулярных, зрительных, слуховых и т.д. такой подход можно назвать принципом максимализации афферентации. С учетом идеи Н.А.Бернштейна о постепенной энцефализации двигательных координаций, здесь также будет уместно будет сформулировать общий принцип осознанной целесообразности, который подразумевает двоякий аспект двигательной реабилитации детей: во-первых, осознанность выполняемых движений или действий, т.е. включение контроля со стороны сознания; во-вторых, наличие целевого образа выполняемого движения или двигательного действия: что, в конце концов, необходимо выполнить, сделать, совершить в процессе коррекционного двигательно-игрового действа.

Из вышеназванного принципа вытекает одна из самых значимых заповедей в коррекционном физическом воспитании детей с нарушениями ОДА – о тотальном игровом методе. Суть тотального игрового метода применительно к рассматриваемой проблеме можно выразить таким образом: играя – оздоравливать, играя – воспитывать, играя – развивать, играя – корригировать, играя – реабилитировать, играя – обучать! То есть, на любом этапе коррекционно-развивающего процесса фундаментом взаимодействия между педагогом и ребенком должна быть игра, игровой метод, сюжетно-ролевые взаимодействия, своеобразная физкультурная сказка. Такой подход к двигательной реабилитации детей с нарушениями ОДА тесно согласуется со сказкотерапией – мощным направлением современной психотерапии, разрабатываемым, в частности, в Санкт-Петербургской Академии сказкотерапии. Учитывая теснейшую взаимосвязь психического и физического в ребенке, можно увидеть те колоссальные возможности, которые несет в себе сказкотерапия как в широком (теоретико-методологическом), так и в конкретно-практическом смыслах этого слова. Становится ясным, что преодолевая мышечно-суставные блоки и скудную двигательную афферентацию, мы тем самым будем содействовать психическому раскрепощению ребенка, вовлечению в процесс жизнедеятельности все более высоких и зрелых структур головного мозга, в частности больших его полушарий. А это может благотворно сказаться на развитии речи, интеллекта, эмоционально-волевой сферы и др. Таким образом, форма коррекционной физкультурной сказки представляется нам наиболее актуальной в работе с детьми, имеющими нарушения ОДА. Несомненный интерес для формирования научно-методологического фундамента системы коррекционного физического воспитания детей с нарушениями ОДА вызывает сформулированная Н.А.Бернштейном теория уровней построения движений [1,2,3]. По мнению автора, таких уровней регуляции двигательной деятельности у человека насчитывается пять:

Уровень А – уровень палеокинетических регуляций, он же рубро-спинальный уровень, самый низкий и филогенетически древний. У человека он не имеет самостоятельного значения, зато заведует очень важным аспектом любого движения – он отвечает за состояние тонуса мышц, принимает участие в организации любого движения вместе с другими, более высокими уровнями. На его долю выпадает целый ряд спинальных рефлексов, представляющих собой своеобразный переход от чисто метамерного модуса работы спинного мозга к некоторой интеграции. Наиболее характерными среди них следует считать рефлекс реципрокной иннервации и денервации антагонистов, который лежит в основе любого движения конечностей. В этот класс рефлексов входят шейно-туловищные тонические рубро-спинальные движения позвоночника. Вероятнее всего, что именно сюда следует отнести столь важные в двигательной реабилитации детей симметричный шейно-тонический рефлекс (СШТР), асимметричный шейно-тонический рефлекс (АШТР) и др. Таким образом, регуляции движений на первичном, тоническом уровне имеют первостепенное значение в коррекционном физическом воспитании и двигательной реабилитации детей с нарушениями ОДА. Из этого уровня А для практической двигательной реабилитации мы можем сформулировать принцип тонической гармонизации, предполагающий применение специальных укладок, поз и положений, а также соответствующих тактильно-кинестетических и вестибуломоторных стимуляций со стороны педагога (инструктора).

Уровень B – это уровень синергий и штампов (таламо-паллидарный уровень). Именно здесь формируются паттерны (patterns – узоры, стандартные образцы, модели) движений. На этом уровне в основном перерабатываются сигналы от мышечно-суставных рецепторов, которые сообщают о взаимном положении и движении частей тела. Таким образом, этот уровень оторван от внешнего пространства, но зато очень хорошо "осведомлен" о том, что делается "в пространстве тела". Уровень B принимает большое участие в организации движений более высоких уровней, и там он берет на себя задачу внутренней координации сложных двигательных ансамблей. К собственным движениям этого уровня относятся такие, которые не требуют учета внешнего пространства. Здесь можно вести речь о формировании чувства «схемы собственного тела», о мини-пространстве человека (ребенка). «Если обобщить всю характерную для описываемого уровня афферентацию, то это окажется а ф- ф е р е н т а ц и я с о б с т в е н н о г о т е л а, проприоцепторика par excellence. Тело в этом уровне построения есть и исходная система координат, к которой соотносятся рецепции и движения, и конечная цель этих рецепций и движений» [1, с.66]. Эта позиция имеет особое значение для двигательной реабилитации детей, в частности, страдающих церебральным параличом, – у них очень часто нарушено представление о собственном теле, что сразу же негативно сказывается на таких бытовых функциях, как одевание, раздевание, перемещение в ограниченном пространстве и т.д. В этой связи хорошие перспективы может иметь разрабатываемое нами направление в коррекционном физическом воспитании, названное коррекционным боди-тренингом взрослого и ребенка. Это направление предполагает следующее: возможно более раннее начало совместных двигательных действий взрослого и ребенка, начиная с младенческого возраста, родственность взаимоотношений (когда взаимодействия происходят по линиям: мать-ребенок; отец-ребенок; родители-ребенок; родственники-ребенок (дети)); обязателен тактильный, телесный контакт, столь важный для ребенка в раннем возрасте, филогенетическая последовательность положений, поз и движений в этих парных, тройственных и т.д взаимодействиях [5, 6]. Рассматриваемый уровень В предоставляет нам, кроме коррекционного боди-тренинга, очень хорошие перспективы для коррекционного пластик-шоу – авторской системы, разработанной еще в 1990 году и которая успешно внедряется в практику физического воспитания и оздоровления детей уже более чем 20 лет. В его методической основе видны ключевые позиции, только что обсуждаемые относительно уровня синергий В: предпочтительность древним в филогенетическом отношении формам лежаче-горизонтированных движений, относительная медленность, плавность, пластичность всех выполняемых движений, своеобразная спонтанность, непредсказуемость пластических действий. Коррекционный пластик-шоу может выступать как самостоятельная форма физического воспитания и оздоровления детей с нарушениями ОДА, а также может входить составной (подготовительной) частью в любую форму физического воспитания и двигательной реабилитации данного контингента детей [4].

Уровень C – назван уровнем пространственного поля: это пирамидно-стриарный уровень. Здесь, по меткому выражению Н.А.Бернштейна, уже наблюдается «э н ц е ф а л и з а ц и о н н ы й п е р е х о д из экстрапирамидной системы в пирамидную» [1, с.80]. При формировании пространственного поля уровня С «в нем участвуют и зрительные ощущения, и глазодвигательные ощущения, связанные с аккомодацией и стереоскопическим зрением, и осязательные ощущения с их местными знаками, и проприоцепторика всего тела, возглавленная вестибулярными ощущениями тяготения и ускорения, и, несомненно, бесчисленные осколки с других рецепторных систем» [1, с.81]. Здесь можно вести речь о макро-пространстве как таковом и перемещениях ребенка в нем. На этом уровне строятся движения, приспособленные к пространственным свойствам объектов – к их форме, положению, длине, весу и пр. Сюда следует отнести все переместительные движения – применительно к детям дошкольного возраста это могут быть ползание, передвижение на корточках, на коленях, ходьба, лазанье, бег, подскоки, многоскоки, прыжки, а также элементы акробатических движений; упражнения на гимнастических снарядах, тренажерах; баллистические движения при манипулировании и метании различных предметов (мешочка с песком, теннисного мяча, обычного мяча, набивного мяча и т.д.) в цель, на дальность и др. Если движения предыдущего уровня В были интровентированы, т.е направлены собственно на ощущения именно только своего тела, то движения уровня С практически все экстравертированы, т.е. направлены во вне, на внешний мир и расположенные в нем различные предметы.

Уровень D – это уровень предметных действий, который курируется уже корой головного мозга и заведует организацией действий с различными предметами. К нему относятся все орудийные действия, манипуляции с предметами и др. «Ведущая афферентация уровня D есть предмет… Ведущим мотивом в уровне действий является собственно не предмет сам по себе, как геометрическая форма, как нечто с определенной массой, консистенцией и т.п. (см. об этом ниже, стр. 126), а смысловая сторона действия с предметом – все равно, фигурирует ли предмет в этом действии как его объект или еще и как орудие… Афферентационными системами описываемого уровня являются те функциональные системы, которые осмышляют чувственно предъявленный предмет и определяют, что именно и в каком цепном порядке можно и нужно делать с этим предметом. Для последующего анализа целесообразно ввести два понятия, созданные невропатологами и обладающие несомненной эвристической ценностью: понятие с м ы с л о в о й с т р у к т у р ы действия и его д в и г а т е л ь н о г о с о с т а в а…» [1, с.120]. Характерная особенность движений этого уровня состоит в том, что они сообразуются с логикой предмета. Это уже не столько движения, сколько действия; в них совсем не фиксирован двигательный состав, или "узор" движения, а задан лишь конечный предметный результат. Несколько удивляет, что в приводимом автором перечне разновидностей движений уровня D, практически все они связаны с ручными предметными манипуляциями и при этом не учитываются ножные, головные, туловищные действия с предметами. В этой связи следует предположить следующие коррекционные подразделы в этом направлении:

  • ручная предметно-манипулятивная деятельность;
  • ножная предметно-манипулятивная деятельность;
  • предметные манипуляции головой;
  • предметные манипуляции туловищем.

Не следует также забывать, что именно к этому уровню D относится речедвигательный процесс, т.е артикуляции. Имеет смысл объединить с целью повышения эффективности общей реабилитации детей возможности ручных предметных манипуляций с речедвигательными координациями.

Уровень Е – уровень интеллектуальных двигательных актов, в первую очередь речевых движений, движений письма, а также движения символической, или кодированной, речи (жестов глухонемых, азбуки Морзе и др.). Движения этого уровня определяются не предметным, а отвлеченным, вербальным смыслом. «В координационный уровень действий не попадают, например, символические или условные смысловые действия, к которым в первую очередь относятся не техническо-исполнительные, а ведущие в смысловом отношении координации р е ч и и п и с ь м а; двигательные цепи, объединенные не предметом, а мнестической схемой, отвлеченным заданием или замыслом и т.д. – например, художественное исполнение, музыкальное или хореографическое; движения, изображающие предметное действие при отсутствии реального объекта этого действия; предметные действия, для которых предмет является не непосредственным объектом, а вспомогательным средством для воспроизведения в нем или с его помощью абстрагированных, непредметных соотношений…» [1, с.144]. Данный уровень наивысших корковых координаций может стать характерным для внедрения авторского горизонтального пластичекого балета с его художественным, смысловым воплощением многочисленных игровых образов, в общую систему двигательной реабилитации детей, имеющих нарушения ОДА [4].

Из возможностей двигательных координаций уровня D также вытекает предпосылка для культивирования с детьми, имеющими нарушения ОДА, так называемой ассоциативной педагогики. Она допускает минимальное присутствие в зале или группе материальных предметов и, тем не менее, развитие сюжетно-ролевого действия в структуре занятия по коррекционному физическому воспитанию. Ассоциативная педагогика предполагает возбуждение у детей мощных, глубоколежащих ассоциаций и использование имеющегося мнестического (основанного на информационном объеме памяти) потенциала для построения движений наивысшей координационной группы. К примеру, изобразить плавание в холодной реке, которой на самом деле нет, или жар пламени, которое в реальности отсутствует; показать передвижение по топкому болоту (когда ноги «вязнут и с трудом передвигаются») или полет чайки над волнами в свободном открытом пространстве.

Движения речи и письма являются основополагающими на данном уровне координаций. «Как уже было указано в предыдущем разделе, речедвигательный процесс представляет собой координацию, текущую на уровне действий, с техническими фонами во всех нижележащих уровнях. Это доказывается и близким клиническим сродством между моторными афазиями и апраксиями премоторной группы, и близостью, локальной и иннервационной, между премоторными полями коры и речедвигательным полем Broca, и схемно-топологическим характером построения рече-двигательных отправлений, и наличие в них черт, совершенно аналогичных почерку, – произношения или акцента, т.е. качественной манеры, не нарушающейся при изменениях метрической стороны речи (громкости, быстроты, высоты, тона голоса); доказывается, наконец, ясно выраженной монопольной смысловой связью их с предметом на некоторых ранних стадиях онтогенетического развития речи. Н а -з в а н и е п р е д м е т а, также как н а п и с а н и е буквы или с п и с ы в а н и е слова, строится в уровне предметного действия D» [1, с.148]. И далее: «Таким образом, во-первых, существование автоматизмов, управляемых и мотивационно, и коррекционно из уровней, расположенных выше предметного и даже не всегда нуждающихся в его посредничестве, явно свидетельствуют о том, что эти верховные уровни не только о с о б ы е ч и с т о п с и х о л о г и - ч е с к и е н а д с т р о й к и д л я м о т и в а ц и и д в и ж е н и й, но имеют на эти последние несомненное прямо координационное влияние» [1, с.149]. Данное положение весьма богато в плане методического использования в коррекционном физическим воспитании детей – условно можно назвать это направление двигательной активизацией речевого развития детей.

Как видим, научное наследие профессора Н.А.Бернштейна и сегодня питает своими основополагающими идеями актуальные разработки в области коррекционного физического воспитания и двигательной реабилитации детей с различными нарушениями опорно-двигательного аппарата.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бернштейн Н.А. О построении движений. Государственное издательство медицинской литературы. – Медгиз, 1947. – 255 с., ил.

2. Бернштейн Н.А. Очерки по физиологии движений и физиологии активности. – М.: Издательство «Медицина», 1966. – 349 с.

3. Бернштейн Н. А. Физиология движения и активность. – М.: Наука, 1990. – 495 с.

4. Ефименко Н.Н. Горизонтальный пластический балет – новая система физического воспитания, оздоровления и творческого самовыражения детей и взрослых. – Таганрог, 2001.

5. Ефименко Н.Н. Коррекционный боди-тренинг взрослых и малышей раннего возраста (до 3-х лет) (церебральный тип двигательных нарушений) / Рекомендации для педагогов, медиков и родителей. – Винница, 2010.

6. Ефименко Н.Н. Коррекционный боди-тренинг взрослых и малышей раннего возраста (до 3 лет) (цервикальный тип двигательных нарушений). – Винница, 2011.